С Е П Т И М А
 
 
 
tags
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
rus
 
ukr
eng
 

Формирование пространства незрительного восприятия


текст: Кирилл Комаров "Дизайн. Архітектура. Образотворче мистецтво". Науково-технічний збірник, Полтава-2009, Випуск 6. С. 79-85..

Архитектурная среда - искусственно ограниченное и организованное с целью оптимизации условий определенной деятельности определенной совокупности субъектов, пространство.
Субъективная модель среды - образ, который формируется в сознании субъекта этой среды благодаря определенным механизмам восприятия.
 
В основе мировоззрения большинства современных отечественных архитекторов лежит идея, высказанная американским мастером конца ХIХ в. Луисом Генри Салливеном в произведении "Беседы в детском саду", согласно которой, "любая вещь имеет вид того, чем она есть, как и наоборот, она является тем, чего имеет вид" [1]. Этот фундаментальный в контексте гносеологии тезис свидетельствует о принадлежности большинства архитекторов к познавательно-реалистической концепции познания. Оппозиционной к ней является агностическая концепция: "Однозначно доказать соответствие познания действительности невозможно" [2]. Поскольку любое знание приобретается исключительно с помощью органов чувств, то, по мнению агностиков, "идеям разума не может соответствовать реальный предмет" [5].
 
Рассматривая вопрос формирования архитектурной среды с позиций агностицизма, необходимо сформулировать критерии анализа образов архитектурной среды; сравнить по этим критериям субъективные модели пространства, которые складываются в сознании зрячего и слепого от рождения человека.

Позиции агностицизма

Первые проявления позиции агностицизма можно найти в античной философии. В Новое время на основе прогрессирующего развития естествознания сложились агностические представления Д. Юма и И. Канта. Давид Юм (1711 - 1776) утверждал, что "человек имеет дело не с внешним миром, а с потоком своих чувств и представлений" [5]. Существует лишь субъективная причинность - наша привычка, как ожидание связи одного явления с другим (нередко по аналогии с уже известной связью) и фиксация этой связи в ощущениях. Отсюда Юм делал вывод о невозможности познания объективного характера причинности. Если у Юма этот тезис получил скорее негативное выражение, то немецкий философ Иммануил Кант (1724 - 1804) сделал важный шаг в раскрытии его позитивного содержания. Положив в основу своей теоретико-познавательной концепции резкое разграничение между "вещью в себе" (которая недоступна познанию как таковая) и "идеей разума", Кант использовал это разграничение как отправную точку для анализа внутренней активности познавательного мышления. "Пространство толкуется как априорная форма внешних чувств (или внешнего созерцания)" [5]. Познание Кант понимает как процесс, когда "неизвестное влияет на чувства человека и порождает многообразие ощущений (индивидуальных и субъективных)" [5]. Получая пространственную и временную форму, представления упорядочиваются далее посредством категорий разума ( "причины", "количества" и др.) и, трансформируясь в явления, соотносятся как внешние для субъекта феномены с "вещами в себе", влияющими на субъект.

Характеристики образа архитектурной среды

Сформулируем критерии анализа образов архитектурной среды путем выявления характеристик "идей ума". Советский авангардный писатель и поэт, основатель группы "объединение реального искусства" (ОБЭРИУ) Д. И. Хармс (1905 - 1942) в своем произведении "Предметы и фигуры ..." выделяет пять сущностей каждой вещи: "Любой предмет (неодушевленный и созданный человеком) обладает четырьмя рабочими значениями и пятым сущим значением. Первые четыре суть: 1) начертательное значение (геометрическое), 2) целевое значение (утилитарное), 3) значение эмоционального воздействия на человека, 4) значение эстетического воздействия на человека. Пятое значение определяется самим фактом существования предмета: оно вне связи предмета с человеком и служит самому предмету. Пятое значение - есть свободная воля предмета. Человек, вступая в общение с предметом, исследует его четыре рабочих значения. С их помощью предмет укладывается в сознании человека, где и живет "[6]. Исходя из таких формулировок, можем провести параллели между первыми четырьмя "значениями предмета" Хармса и кантовской "идеей разума", а также между "пятым значением" и "вещью в себе" соответственно. Из цитируемого текста трудно понять, Хармс описывает все пять значений как сущности самого предмета, или как характеристики впечатления человека о нем. Однако далее писатель объясняет: "Разбив шкаф на четыре дисциплины, которые соответствуют четырем рабочим значением, мы получили бы четыре предмета, представляющие в совокупности шкаф. Но шкафа как такового не было бы, и такому синтетическому шкафу нельзя бы было приписать пятое значение единого шкафа. Он, совмещенный в единое целое только в нашем сознании, обладал бы четырьмя сущими значениями и четырьмя рабочими. В момент совмещения вне нас жили бы четыре предмета, обладающие по одному сущему и по одному рабочему значению. Наткнувшись на них, наблюдатель "перестал бы" быть человеком "[6]. Проверим, можно ли использовать предложенные Хармсом "значения" в качестве критериев анализа образов архитектурной среды.
 
Проще с "целевым значением (утилитарным)". Оно не зависит от типа восприятия, но зависит от самого субъекта, то есть от привычки субъекта использовать это пространство или предмет для определенных утилитарных потребностей.
 
Значение же "эмоционального" и "эстетического" влияния зависят как от типа восприятия (например, приятное на вид не обязательно будет приятным на ощупь и слух), так и от самого субъекта, т.е. от его "вкуса" (системы эстетических ценностей) - в первом случае и эмоционального состояния - во втором.
 

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   
 
© Архитектурная мастерская «Септима». Киев, ул. Госпитальная, 12.
 
+38 (044) 277 81 68
 
  Rambler's Top100