С Е П Т И М А
 
 
 
tags
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
rus
 
ukr
eng
 

Становление и развитие творческой концепции группы Аркигрэм (10/10)


Такой принцип образования приводил к растворению границы между учителем и учеником, свидетельством чему была регулярное появление студенческих проектов в журнале "Аркигрэм", а также тот факт, что студенты, которые учились у представителей Аркигрэма и сами вступали в состав этой группы. Слава, которая вскоре приходила ко многим учеников Аркигрэма предсказывала группе новую жизнь в виде "Академии экспериментальной архитектуры" [ zoom academy ]. В своем исследовании архитектурного образования Марк Клинсон [ Mark Clinson ] и Джулз Лаббок [ Jules Lubbock ] пришли к выводу, что "молодые преподаватели ... использовали школы для развития новых идей и даже для того, чтобы сформировать зачаточные привычки в наиболее талантливых учениках "и что" школы стали архитектурными лабораториями, в которых развивались брутализм, Аркигрэм , пост-модернизм и деконструктивизм, не испытывая воплощения в реальном строительстве еще в течение десятилетия.
 
В 1972-м году, в начале своего пути к архитектурной славе, Заха Хадид [ Zaha Hadid ] посещала летнюю школу Архитектурных Ассоциаций. Если где и существовал штаб экспериментальной архитектуры , то в 60-х - 70-х годах он находился в Архитектурной Ассоциации. В это время каждый из аркигрэмовцев более или менее регулярно преподавал в этой школе. Дискуссия в журнале "Арена" 1966-го года пришла к выводу, что в такой пустыне, какой была школа без официальной программы и учебного плана, преподаватели имели возможность формировать курс лекций по собственному усмотрению. Аркигрэм использовал преимущества такого положения и традиционной для Архитектурной Ассоциации терпимости к новым идеям и отклонениям.
 
В 1972-м году в квартале Бобур (Париж) начали возведение сооружения, которому суждено было стать апогеем "Экспериментальной архитектуры": художественный центр и библиотека по проекту Рензо Пьяно [ Renzo Piano ] и Ричарда Роджерса [ Richard Rogers ], прославленного Центра Жоржа Помпиду [ Pompidou ]. В 60-х годах идеи Пьяно и Роджерса развивались в том же направлении, что и идеи Аркигрэма . Пьяно был студентом Луиса Кана [ Louis Kahn ] и другом Жана Пруве [ Jean Prouve ], члена жюри конкурса на сооружение в квартале Бобур. Роджерс закончил школу Архитектурных Ассоциаций в 1959-м году (за год до Питера Кука). Он выступал с той же кафедры конференции BASA , что и Аркигрэм , высказывая собственное разочарование архитектурным образованием, бросая вызов аристократизму Королевского Института Британских архитекторов и предлагая к рассмотрению собственные взгляды относительно системы образования. В 1963-м году, совместно с Норманом Фостером [ Norman Foster ], он основывает архитектурную группу "Группа 4" [ Team 4], название которой намекало на авангардную преемственность по отношению к "Группе 10" [ Team 10]. Позже Роджерс взял на работу нескольких архитекторов , которые учились у Аркигрэма в школе Архитектурных Ассоциаций.
 
Нет никаких сомнений в том, что Пьяно и Роджерс обязаны своей победой волны "экспериментальной архитектуры", которая на тот момент накрыла всю Европу. Центр Помпиду выглядел сооружением собранным из вырезанных частей набора, который распространялся вместе с 7-мым выпуском "Аркигрэма". Это нельзя считать полным стечением обстоятельств, поскольку разработчик этого набора, Тони Дагдейл [ Tony Dugdale ] был одним из членов команды архитекторов центра Помпиду. Рассматривая фасады этого сооружения, трудно найти хотя бы одну большую идею, которая не была предложена еще в 68-м году Роном Герроном в проекте "Оборудованного ангара" [ Service shed ]. Здесь были и пространственные фермы с поперечными связями, и подвесные полу-внешние проходы, краны и прочее снаряжение, более живописный, чем в Бобуровском проекте , однако в большинстве случаев это были прямоугольные элементы (кроме мест соединения с цилиндрическими секциями).
 
К сожалению, экраны, предусмотренные проектной командой центра Помпиду, так и не были установлены, но это не помешало постройке, расположенной в сердце одного из крупнейших городов мира, приблизиться к рискованному образу "экспериментальной архитектуры". Получается так, что именно Ричарду Роджерсу и Рензо Пьяно выпала честь возвести монумент "Вспыхнувшей волны", крупнейший и лучший сарай из всех существовавших, "хорошо оборудованный ангар", как его назвал Питер Кук.
 
Единственным сооружением в стиле квартала Бобур, возведенным Аркигрэмом была игровая площадка "Приключения" в Мильтон Кейнс [ Milton Keynes ], небольшая по размерам, возведенная по проектам Рона Геррона (с определенным вкладом других представителей группы), со стилистикой "цветного кодирования" роликовых дверей и вентиляционных каналов, ставших такими известными после того, как они были использованы в центре Помпиду.
 
За год до подачи конкурсного проекта Пьяно и Роджерса, Кук Кромптон и Грин сенсационно выиграли конкурс, организованный княжеством Монако (в 1969-м году). К разработке проекта также были привлечены молодые архитекторы Кен Элисон [ Ken Allison ] и Колин Фонаер [ Colin Fournier ], а также известный конструктор Фрэнк Ньюбай [ Frank Newby ], который ранее отказывался принимать участие в "экспериментальных" проектах . Победа на этом конкурсе очевидно стала причиной смещения сферы деятельности Аркигрэма от агитации и пропаганды к практической архитектуре: в 1970-ом году в Лондоне был основан офис Аркигрэм Архитектс [ Archigram Architects ].
 
Согласно заданию на проектирование "Многофункционального сооружения" в Монте Карло нужно разработать проект сооружения , предназначенного для разнообразных развлечений. Самым радикальным решением Аркигрэма , которое кардинально отличало проект среди всех аналогов (в том числе и центра Помпиду), было решение спрятать технически нашпигованный ангар под землей. В результате внутренняя схема сооружения напоминала круглый форум, а внешняя - перекрытый карьер. От монументальности авторы решительно отказались: даже кривизна купола, стереотипа традиционной архитектурной формы, маскировалась подвешенным помостом. Это была попытка строительства вне архитектуры.
 
Проект в Монте Карло был шансом опробовать принцип "роботов", которому придавалось центральное значение. На самом деле, вначале проектирования , команда надеялась использовать в проекте разработанные Грином в 1968-м году каменные [ Rockplug ] и деревянные [ Logplug ] элементы. Атрибуты "Непосредственного города" [ Instant City ] - наушники, навесы, пневматические конструкции - отдавались в распоряжение посетителей парка Монте Карло. Перископ должен был проглядывать через лунки (подобные тем, которые используют в гольфе) в аудиторию, которая находилась под землей. Внутри аудитории была запроектирована система, подобная той, которую Арата Исодзаки представил на фестивале "Экспо-70" - подвижные леса, элементы трибун, осветительные башни, подъемные краны, приставные капсулы: один большой набор частей [ kit - of - parts ]. Пневматические структуры, из учебных мастерских школы Архитектурной Ассоциации вылились в отдельное направление, олицетворяли собой последнюю попытку "Вспышки" [ Zoom ] архитектуры создать управляемый интерфейс вместо жесткой реальности распространенных строительных технологий.

Архитектурная критика творчества Аркигрэма.

Несмотря на постоянные нападки на технолиберализм со стороны анти-капиталистов, феминисты из разнообразных движений, связанных с экологией и расовой эмансипацией, "институализация невиновности" не теряла позиций вплоть до начала 1970-х, когда сторонники Аркигрэма не безосновательно стали опасаться возможной потери "Вспыхнувшей" [ Zoom ] архитектурой статуса невиновности в общественном мнении. "Строители систем, утописты одноразовой и интегрированной архитектуры будут ухудшать состояние окружающей среды, пока человек не будет вынужден обратиться к искусственным стимулам ", - провозглашали сторонники енвайриментализму [ environmentalism ], нового направления, основанного Полом Оливером [ Paul Oliver ] в школе Архитектурной Ассоциации, которая не только позволяла, но и поощряла развитие несовместимых архитектурных направлений под одной крышей. Енвайрименталисты исповедовали необходимость развития чувствительной к среде местной народной архитектуры , Иногда доходя в своих проектах до примитивизма.
 
Если Аркигрэм пытался адекватно отвечать на критику со стороны защитников экологии, то к феминистским нападениям он вряд ли относился серьезно. Передовые наблюдатели были оскорблены склонностью Аркигрэма использовать в своих коллажах фото красивых бездействующих девушек из журналов, каталогов и рекламы одежды. Бангем уверял общественность, что Аркигрэм понимает способность женщин получить серьезную роль в технизованом мире, а все фото девушек для своих коллажей ребята только вырезали из периодических изданий. "Свободу женщинам!", - Провозглашали заголовки раздела "Эмансипация" в восьмом выпуске журнала "Аркигрэм". На коллажах были изображены девушки с сумочками в руках и "Инфо-гаджетами" [ Info - Gonk ] на глазах. Это было предложение освобождения путем использования [ Zoom ] приборов. Поэтому попытка теоретизировать проблемы эмансипации как всегда вылилась в идеологию потребления.

Потеря позиций.

На рубеже десятилетий студенческая мысль считала Аркигрэм предвестником изменений. Сами аркигрэмовцы в это время уже вынуждены были скрывать свою раздражительность студенческими взглядами, которые они уже не имели возможности формировать и с которыми не всегда могли согласиться. Тексты Кука конца 70-х вызвали ощущение окончания новой эры. Тогда же аркигрэмовцы создали доброжелательную поздравительную открытку для своих младших товарищей и оппонентов: "1970: удачи от Аркигрэма" [1970: Good Luck from Archigram ].
 
Инвестиции сделанные Советом Большого Лондона [ Greater London Council ] в различные интегрированные технические новинки, предлагаемые Аркигрэмом - Пластиковые блоки ванных комнат, стекловолокнистые покрытия, стеклопакеты и др. - предусматривали начало новой эры. Но все же это было начало конца: "Мы подозреваем существование большого количества буржуа, стремящихся выбраться из-за баррикад. Докажите, что мы не правы! - Просят авторы 9-го номера журнала "Аркигрэм" - Мы были на этих съездах, где звучат идеи Маркса, а вокруг паркуются Мерседесы ... Где ораторы призывают к революции ... а затем возвращаются к своим чертежным доскам, на которых повторяют стереотипные составляющие, которые человек 'обязан иметь' у себя дома ". "Мы хотели лишь одного - изменить склеротический мир архитектуры".

Библиография:
1. Рагон М. Города будущего. - М.: Мир, 1969.
2. Велев П. Города будущего. - М.: Стройиздат, 1985.
3. Sadler Simon. Archigram. Architecture without architecture. - London : The Mit Press, 2005

 

> Обсуждение <  
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   
 
© Архитектурная мастерская «Септима». Киев, ул. Госпитальная, 12.
 
+38 (044) 277 81 68
 
  Rambler's Top100