С Е П Т И М А
 
 
 
tags
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
rus
 
ukr
eng
 

Становление и развитие творческой концепции группы Аркигрэм (8/10)


В конце 60-х Аркигрэм заинтересовался связью между системой и ее пользователем - интерфейсом. "Инфо-Гаджет" Питера Кука уже включал в себя определенный интерфейс, который в роли оборудования одевался на голову пользователя. На "Графике метаморфоз" [ Metamorphosis drawing ] Кук изобразил хронологическую линейку с иллюстрацией изменений архитектуры в связи с появлением новых идей: "1968 - прямые куски - 1970 - гибкость и изящество - 1975 - растворение - 1980 - переход в эфирное состояние - 1985".
 
Аркигрэм поставил новый мир систем на служение новому ритмическому стилю жизни. Но могла ли кибернетическая "управляемо-выборочная" модель среды гарантировать своим жителям участие в осуществлении этого управления и могла ли она, по выражению Аркигрэма стать примером "анархического города"? Значение слова "анархия" часто искривлялось в английском языке до олицетворения хаоса. В этом смысле слово широко употреблялось в проектах Аркигрэма. Напряжение между "анархичностью" современности и "управляемостью", предлагаемой модернистами, оставалось ведущей темой разработок Аркигрэма , как например проект Кука и Геррона "Контроль и выбор" [ Control & Choice ] (1967), пространственная ферма, обеспечивающая доставку "того, что нужно и туда, куда нужно" с помощью "шотландской решетки" на гусеничном ходу.
 
После промышленной революции Западный средний класс консолидировался географически и идеологически в пределах городских и загородных поселений, близких к центрам производства и информации. Принося в жертву жилье (квартиру) ради идеологии неопределенности кочевника, предлагал ли Аркигрэм среднему классу двигаться в направлении глобализации? Созванная Аркигрэмом Фолкстонская [ Folkestone ] конференция 1966-го, на которой популяризировались идеи "другой архитектуры" с остальными пришла к выводу, что социальное разнообразие появилась на смену историческому усреднению, на которое опиралась вся модернистская идеология.
 
Такой вывод вдохновлял на поиски нового стиля жизни, который больше подходил для современности. Модернистская модель городского жителя отсекалась индивидуалистами. Архитектура не просто подчинялась индивидуальному желанию, она стимулировала и развивала его. В 1970-м году Аркигрэм продемонстрировал аудиовизуальную презентацию, в которой средневековый городской житель Норман Джонс неискренне и подхалимски благодарил корпорацию "Осуществление Грез" [ Dream Come True inc .] Майкла Вебба за то, что она продала ему изготовленный на заказ стиль жизни, который, среди прочего, освободил его от гнетущей средневековой архитектуры .
 
Формально Аркигрэм порвал с "деградировавшим наследием Баухауса", который волочил модернизм от технологии к форме, но на практике разница между Баухауса и Аркигрэмом не была такой уж безусловной. Как и Баухаус, который стилизовал технологические формы в архитектурные, Аркигрэм чувствовал эстетические качества новых технологий. С изобретением этой новой эстетики Аркигрэм стал "открывателем форм", т.е. начал играть неожиданную для себя роль. Итак, историческая правда состоит в том, что Аркигрэм является бесспорным источником нового модернизма, известного как "хай-тек". Именно Аркигрэм открыл новую типологию технологических форм, которая реально существовала уже в 20-х годах ХХ века в элементах кораблей, силосных башен, самолетов и др.
 
Не было никаких сомнений в том, что пространственные структуры и механизмы обслуживания могут использоваться для декорирования. Бангем описывал частный дом Бруно Таута в Берлине (1932): "Главным образом Таут использует свои цвета для того, чтобы привлечь внимание к механическому оборудованию". Это звучало похоже на "цветовое кодирование" Геррона в коллаже "Настроенный Лондон" [ Tuned London ] 1972-го года, в котором архитектор возвращается к своему комплексу Южного Банка, дополняя его яркой аппликацией висячих садов, экранов, временных структур и др.
 
Итальянские концептуальные архитекторы начали пародировать сходство, с которым архитектурные проекты плодились автономно друг от друга. Такие группы как Суперстудия и Архизум создавали в 70-х годах литературно-колажные презентации вроде "Бесконечный монумент" [ Continuous Monument ] или "Город нон-стоп" [ Non - stop City ]. Итальянцы критиковали систематические попытки проявить спонтанность, считая, что они выливались в жесткие структуры, которые были чем угодно, только не архитектурным прорывом.
 
Урок, усвоенный Грином от концептуалистов, заставил его прекратить поиски чистой безграничной архитектуры и сконцентрироваться как раз на границах архитектуры . Грин видел в этом логический вывод из тезиса о дожде на Оксфордской улице, предложенной в "Живом городе": "Зачем что-то выдумывать, если дождь в любом случае становится важнее архитектуре?" Такой пессимизм Грина угрожал разрушением графической пышности и визуального наслаждения, на фундаменте которых выросла империя Аркигрэма.

> Обсуждение <
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
   
 
© Архитектурная мастерская «Септима». Киев, ул. Госпитальная, 12.
 
+38 (044) 277 81 68
 
  Rambler's Top100